Авторская колонка: 

Среди наиболее впечатляющих достижений средневековых арабов - изобретение в XII веке огнестрельного оружия и открытие в том же столетии Америки.
Считается, что знания о порохе и способах его изготовления пришли к арабам от китайцев и индусов. На этот счет существуют разные мнения, в том числе и такое, что арабы сами додумались до изготовления этого «огненного зелья». Как бы то ни было, несомненным фактом является то, что арабы стали первыми, кто применил порох для стрельбы из огнестрельного оружия. Причем, оружие было двух видов – ручное (по типу ружей) и пушки. Согласно написанной Конде истории мавров в Испании, огнестрельное оружие арабами употреблялось при осаде Сарагосы в 1118 г., т.е. более чем за 100 лет до первого упоминания китайского и индийского огнестрельного оружия.  Сами арабы называли огнестрельное оружие термином «модфа» (или «мадфа»), а ядра и пули они называли словом «бондок», что значит «орех».

Порох арабы изготовляли по следующему рецепту: полторы части серы, 20 частей селитры и две части древесного угля. Снаряды для стрельбы из модф изготовлялись из свинца. Судя по описаниям самих средневековых арабов, модфа представляла собой короткий железный ствол, закрепленный на деревянной основе. Порох воспламенялся раскаленным железным прута, для чего в казенной части ствола имелось запальное отверстие. Таким образом, еще в начале XII века, когда в Европе войны велись исключительно холодным оружием, арабы имели в своем распоряжении классическое огнестрельное оружие.

Первыми у арабов появились модфы ручного типа. Однако очень скоро вслед за ружьями арабы стали изготовлять и пушки. Первое надежно документированное свидетельство использования арабами пушек относится к 1262 году, когда кастильский король Альфонс X осаждал мусульманский город в Испании Пуэблу. По свидетельству христианского хрониста, отражая атаки кастильцев, арабы стреляли из железных орудий «с громом, шумом, большой скоростью и такой разрушительной силой, которая прежде не была известна». Потрясенные невиданным ранее оружием, кастильцы  в смятении решили, что это козни дьявола. Вызванные священники стали изгонять дьявола из стен «нечестивых» арабов, читали молитвы и размахивали крестами. Но кресты не помогали, и папа римский официально объявил пушки «творением сатаны», запретив христианам их применение.
Однако очевидная эффективность нового оружия заставила европейцев забыть запрет папы, и уже в 1308 г. испанские христиане обстреливали из пушек стены Гибралтара. В 1314 г. орудия появились на территории Бельгии (которая в то время принадлежала Испании). Это поставило Ватикан перед необходимостью благословить открытие пороха в Европе. В противном случае пришлось бы отлучать от церкви христианскую армию, вооруженную самым современным оружием.

Тем не менее, в Европе долгое время сохранялось резко отрицательное отношение к пушкам. Мартин Лютер обвинял артиллеристов в том, что они «продали душу дьяволу». Пленным пушкарям без всякой пощады отрубали руки, выкалывали глаза или отправляли на виселицу. Поэтому в Средние века установилась своеобразная традиция: при захвате города пушкарям принадлежали не только трофейные колокола, но и городские виселицы.

Представления европейцев о пушках и пушкарях отразил французский гравер Жак Калло, изобразившей последних в виде бесов. На голове артиллериста, сидящего на пушке, арабский головной убор, а в руке – исламские четки. Дьявольским оружием называли пушки и на Балканах в период борьбы с турками-османами, имевшими на тот период самую лучшую в мире артиллерию.

Теперь поговорим о другом достижении арабов – открытии ими Америки. В XVIII веке была обнаружена старинная испанская рукопись с острова Пальма, переведенная Гласом и изданная им на английском языке в 1764 году под названием «История открытия и завоевания Канарских островов». В тексте «Истории» обнаруживается цитата из «Третьей области нубийского географа» относительно далекой страны в Атлантике, где в XII веке побывали арабы-мореплаватели: «Есть также в этом море остров Саале, где мужчины подобны женщинам… дыхание их подобно дыму от горящего дерева… и отличаются мужчины от женщин только детородными органами; у них нет бороды и одеты они в древесные листья».

По мнению знаменитого норвежского исследователя древних культур и путешественника Тура Хейердала, «это примечательное описание заслуживает внимание, поскольку у канарских гуанчей, как и у берберов на Африканском материке, росла борода не хуже, чем у самих арабов; одевались они в овечьи шкуры. А вот американские индейцы безбородые – кстати, эта черта больше всего поразила и испанцев, когда они впервые прибыли в Новый Свет, – далее, карибские племена курили табак и многие из них ходили нагишом или в юбочках из пальмовых листьев в отличие от знакомых арабам обитателей Старого Света».

Комментарии