Авторская колонка: 

23 февраля 2016 года исполняется 72 года со дня депортации чеченского и ингушского народов в Казахстан. Это была не единственная депортация в истории нашего народа. Первый подробный план депортации чеченцев лег на стол еще российской императрицы Екатерины Великой в середине 80-х годов XVIII века. Тогда он не был реализован благодаря
мужественной борьбе чеченцев против российских колонизаторов во главе с Шейхом Мансуром.

Второй раз вопрос о депортации чеченцев был поднят и подробно разработан российским политическим деятелем Платоном Зубовым в 1826 году, в правление императора Николая II. Эти планы были сорваны стойким сопротивлением чеченцев российским агрессорам во главе с Бейбулатом Таймиевым.

Третий раз планы по депортации чеченцев – на этот раз в Османскую империю – российским правителям удалось частично реализовать после подавления национально-освободительного движения на Кавказе под предводительством имама Чечни и Дагестана Шамиля. Десятки тысяч чеченцев в 60-х годах XIX века были переселены на Ближний Восток. Сталинская депортация – четвертая по счету в трагической истории непокорного чеченского народа.

Mорозным утром 23 февраля 1944-го все взрослые (мужчин было не так уж много, шла война) были вызваны в места коллективных сборов: клубы, школы, на городские и сельские площади. Был день Красной Армии и люди ничего не подозревая, пребывали в праздничном настроении. Но кощунство советской власти было настолько иезуитским, что как раз государственный праздник и был использован в качестве подлога для кровавого
преступления. По всей территории Чечено-Ингушетии, на фоне нацеленных автоматов и пулемётов, оглашался указ-приговор о депортации чеченцев и ингушей. Затем более чем 100 тысячный контингент, специально организованных для этой акции русских солдат, бесцеремонно начали врываться во все дворы мирного, беззащитного чеченского и ингушского населения. На сборы жертвам этой варварской акции давалось всего 10-15 минут! За проявление недовольства – расстрел! За попытку к бегству – расстрел! За неправильно понятый приказ – расстрел! Приказы объявлялись по-русски, хотя многие чеченцы в то время этот язык не понимали.

Не во все горные аулы были дороги – в зимний период ни автомашины, ни даже повозки, запряженные лошадьми, не могли передвигаться. Такими были по крайней мере 33 высокогорных села , в которых проживало около 22тысяч человек. Чтобы не обременять себя транспортировкой из таких сел стариков, больных и детей просто расстреливали или сжигали.

Так, в высокогорном селение Малхисты расстреляно более 300 человек. В селении Галайн- Чож в процессе депортации, безжалостно было расстреляно 600 детей, женщин и стариков и брошено в озеро. В высокогорном селение Пешха, недалеко от Нашха, русские солдаты в пещере ЦIен Iавлах расстреляли 80 человек – детей, женщин и стариков. В Ножай-Юртовский районе солдаты предпочитали засовывать чеченцев в кукурузные сапетки и, облив бензином, заживо сжигать. Из Урус-Мартанановской больнице вывели72 больных, и живьём сброшены в овраг, расположенный в 10 метрах от здания больницы и засыпаны мусором.

В селении Хайбах Сотрудники НКВД под командованием комиссара госбезопасности 3-го ранга Гвишиани из примерно шести тысяч жителей района отделили больных и старых, тех, кто в силу слабого здоровья или преклонных лет не мог пешком идти по бездорожью и снежным заносам. Их, человек около семисот, загнали в конюшню, обложили сеном и подожгли. Самому старому было 110 лет, а самому маленькому – несколько часов от рождения.

Народ, уничтожался не только физически. Уничтожалась и сама память о веками живших на своей земле чеченцах. В Грозный со всех концов республики свозились древние рукописи, религиозно-философские трактаты, древние манускрипты чеченцев и ингушей о своём происхождении, литература из частных библиотек и архивов. Все эти бесценные документы несколько суток сжигали в центре города, пытаясь в пламени огня уничтожить историческую память Чеченского народа.

В горах уничтожались древние памятники, кладбища, сотни тысяч надгробных стел, безжалостно разбивались на части и вывозились для строительства дорог, мостов, и хозяйственных построек. Подверглись уничтожению даже стелы с античными греческими надписями. Специальные отряды НКВД были откомандированы в горы для уничтожения национальных памятников Чеченской архитектуры

На заснеженной “Дороге Смерти”, которая продолжалась до 20 суток, остались лежать тысячи трупов. В первые морозные недели депортации от голода, холода и болезней погибло около 70 тысяч человек. Всего, за весь период изгнания, погибло около 200 тысяч чеченцев и 30 тысяч ингушей. Погиб почти каждый второй чеченец или ингуш.

По прибытию к местам ссылки, категорически запрещалось всякое передвижение на расстояние более трех километров от места проживания. Два раза в месяц спецпереселенец должен был отмечаться в комендатуре, подтверждая, что он на месте. За нарушение правил и режима проживания, следовало наказание – заключение сроком до 20 лет без суда и следствия.

По существу, спецпереселенцы были лишены гражданских прав. Голод, мор, репрессии поставили чеченцев и ингушей на грань гибели. Согласно справкам НКВД СССР на январь 1949 года, смертность превышала рождаемость. Но, несмотря на нечеловеческие условия, чеченцы и ингуши жили, строились, закатывали свадьбы, растили детей, учились в ВУЗах... Этому помогала их огромная вера в то, что справедливость восторжествует и они вновь увидят землю своих отцов. И, самое главное, память. Память о своих традициях, культуре, о Родине. Эту память они несли через песню, музыку, танец, слово.

Буьрсачу къийсамехь тхан дегнаш чахош,
Тхо майра кхиийна , хьамсара лаьмнаш,
Доьхначу кху дийнахь бертаза къастарах,
Тхуна шу дицлур дац, дай ларбина лаьмнаш.
Ц1а доцуш тхо дисча дохдина латта,
Мацалло хьовзича

Вопреки усилиям сталинского режима уничтожить чечено-ингушский народ не удалось. Чеченцы и ингуши не только выжили в сталинских спецпоселениях, но за 13 лет ссылки восстановили численность своего этноса, достигнув уровня 1944 года. Выстоять и выжить чеченцы и ингуши смогли за счет своих традиционных устоев, сплотившись вокруг тейповых и религиозных авторитетов. К моменту возвращения вайнахов на родину традиционные общественные структуры были полностью восстановлены.

Комментарии