Авторская колонка: 

Магомед Ахмадов / фото с сайта kavpolit.com

Самая большая чеченская диаспора в Европе образовалась в Австрии. После известных столкновений в немецком Целле корреспондент КАВПОЛИТа встретился в Вене с одним из чеченских беженцев, чтобы узнать, изменилось ли к ним отношение со стороны властей и местных жителей. Сегодня, когда в российском обществе продолжаются дискуссии вокруг трагических событий в Париже, это интервью, на наш взгляд, приобрело дополнительную актуальность.

«Край гор и вод, страна потоков…» Эти строчки могли быть в гимне любой горной республики, но принадлежат они Австрийской. В течение последних 20 лет эта страна принимает беженцев из Чечни. Как живется беженцам и эмигрантам на территории Австрии, известно выходцам из России не понаслышке. Ведь первыми русскоговорящими эмигрантами на территории Австрии были еще студенты и предприниматели, которые уехали в Европу в XVII веке. Представители известной белой эмиграции поселились в Австрии в 20-е годы. И только уже через 70 лет пошла новая волна, к которой и относится герой нашего материала.

Когда планируешь поездку на чужбину и разговор с беженцами или эмигрантами, сразу вспоминаешь таких людей, как Ленин и Троцкий, которые провели в Вене немало времени в предреволюционные годы. Оба покинули эту страну. Только Владимир Ильич был арестован и выслан из страны, а Лев Давыдович уехал самостоятельно, но, по сути, по тем же причинам. Однако мой герой совсем не революционер, а хороший человек с популярным на Кавказе именем Магомед. И покинул он свою родину не из-за поддержки революции, а по причине подавления государством восстания на территории Чеченской Республики.
Встретились мы в уютном венском кафе. Магомед не сразу пошел на контакт, отвечал сухо и кратко. Но понять его можно. Ведь к нему приехали поговорить из Москвы, которая уже давно не давала знать о себе.

Разговор проходил в католическое Рождество, еще до убийства журналистов во Франции. Но сегодня он тем и интересен, что произошел именно в тот момент – между событиями в Целле и Париже. Ахмадов Магомед – беженец с 2003 года. В тот год он собрал вещи и уехал из родной Чечни в неизвестную Европу. «Тогда было два варианта – сделать визу, если ты имеешь российский загранпаспорт, и вылететь в какую-нибудь шенгенскую страну. Или ты едешь нелегально через Украину, Словакию и добираешься до Австрии. Я добирался нелегальным путем. Вначале хотел выехать с младшим братом – Саидом, но отец сказал, что поедет с нами, чтобы понять, что да как. Мы втроем уехали, а наша мать осталась в Грозном. Когда мы уже добрались и получили вид на жительство и статус беженцев, тогда мы ее тоже перевезли. Первоначально мы, вообще, планировали попасть во Францию, но попали в руки пограничников и остались в Австрии», – рассказывает Магомед.

По его словам, Австрия оказалась даже более подходящим местом для жительства, чем Франция, потому что тут образовалась самая большая чеченская диаспора в Европе. Приехав на пустое место, семья Магомеда организовала свою жизнь и самостоятельно встала на ноги. Статус беженцев члены семьи смогли получить только через 5 лет, но сейчас все стало еще жестче и срок увеличен до 8 лет. В Австрии Магомед имеет 9 лет стажа на различных работах, начиная с самой черновой. Образование он получил в Грозном и, приехав в Европу, продолжать его особенно не стремился. «Я уже взрослым был, когда сюда приехал, мне не до учебы было, – поясняет он. – Искал работу, и 7-8 лет назад найти ее было не такой проблемой, как сейчас. Ситуация на рынке труда стала хуже, потому что границы открылись и появилось много румын и болгар, конкуренция возросла. Но чеченцев до сих пор очень охотно берут на работу, никаких проблем с этим нет, особенно хорошо принимают в охранную сферу».

За 12 лет проживания в Вене Магомед так и не почувствовал себя своим в австрийском обществе, но на жизнь его в этой стране это особенно не влияет: «Если взять Австрию, она по специфике не похожа на Францию, в которой я часто бываю. Там такие же чеченцы, как и я, в те же года покинувшие родину, но, в отличие от меня и других австрийских чеченцев, они находят контакт с французами, а здесь общество закрытое и замкнутое. Австрийцы не приветствуют приезжих, и из-за этого чеченцы тоже замкнуты в своем круге общения».

Разговор плавно перешел на тему чечено-курдского конфликта в городе Целле, который произошел осенью 2014 года. «Больше всего чеченцев в Целле поехало из Австрии, потому что тут самая большая диаспора, – рассказывает Магомед. – Многих, конечно, удержали старейшины, которые провели так называемую сдерживающую политику и уговорили не участвовать в этом конфликте. Ведь ситуация там и так была очень серьезная, а приезд дополнительных сил только бы все ухудшил». С его слов становится понятно, что этот конфликт никак не повлиял на чеченцев в Австрии, но в Германии отношение к ним сильно изменилось.

Ситуация вокруг Целле – это вообще на его памяти первый такой крупный случай, в котором участвуют чеченцы на территории Европы. Что касается отношения к курдам, оно, по сути, нейтральное. Нет никакой эмоциональной окраски, только трезвая оценка и ничего более.
«Курды никакие не бедные-несчастные, ведь они сюда приехали первыми в 54-55–х годах. Мы – только без году неделя здесь. По сравнению с ними, мы здесь новички. Это миллионные народы, нас по всей Европе всего 100-150 тысяч человек», – отмечает Магомед.
И даже после Целле чеченцы не получили особый статус в австрийских СМИ, упоминаются они только в материалах бульварных газет, которые посвящены Ираку или Сирии. Тема ИГИШ и гражданской войны в Сирии не просто так появляется в европейских таблоидах, ведь существует много примеров, когда чеченцы, которые проживают на Западе, уезжают туда и возвращаются обратно. В Австрии даже есть программа амнистии для тех, кто возвращается из этих регионов.

Но единой позиции по отношению к «Исламскому государству» и войне в Сирии среди чеченцев нет: «Для многих все, что происходит на Ближнем Востоке, непонятно, они даже не знают, как к этому относиться. Можно сказать, что добрая половина чеченцев не знает, какая у нее позиция по этому вопросу. Те, кто возвращается, делают это из-за того, что не поняли цели войны или не хватило духа, но разочаровавшихся все равно меньшинство».
Вообще, в Австрии странное отношение к возвращенцам. Единственный закон, который был принят по отношению к этой категории людей, основан на том, что граждан Австрии, вернувшихся из «Исламского государства», могут лишить австрийского гражданства, если у них есть паспорт еще какой-то страны.

На вопрос, хотел бы Магомед вернуться на родину, он лаконично ответил, что, конечно, хотел бы, но пока себя там не видит. «О том, что происходит в Чечне, информацию черпаем из интернета и телевидения, – рассказывает он. – Потому что почти у каждого "австрийского" чеченца, в России есть родственники, которым они периодически помогают. Ухудшение ситуации нас тоже заставляет переживать».

Жизнь беженцев в Австрии построена по принципу равенства и индивидуального подхода.
Каждый из них имеет право на бесплатное образование и получает государственную помощь в размере 800 евро в месяц, если снимает квартиру. Это хорошие деньги, если переводить в рубли по нынешнему курсу.

Но самое поразительно, что каждому школьнику преподаются уроки религии, которую он исповедует. А если в классе набирается шесть детей, которым нужен учитель родного языка, то он предоставляется за счет муниципалитета. Развитие ислама – важный фактор для чеченцев, проживающих в Австрии, и с этим там тоже проблем нет. Центральная мечеть Вены была построена саудитами, и ими же проведена ветка метро до нее. Мечетей по всей стране очень много (около 100 мечетей в Вене), но особенность центральной венской мечети в том, что трибуна предоставляется всем этническим группам: и чеченцам, и афганцам и всем остальным.

Несмотря на то, что Австрия – полицейское государство, у мусульман тут не возникает таких проблем, как в России. Но, видимо, дело не только в правоохранительных органах, но и в самом подходе австрийских чеченцев. «Уже второй год на Курбан-Байрам чеченцы самоорганизовываются и проводят его на выезде из города, – рассказывает Магомед. – Нам специально предоставили место для проведения всех культурных мероприятий. Но нужно понимать, что это не для нас благоустроено, а просто парк, который нам предоставили. И после праздника мы в таком же виде его "возвращаем". Никаких проблем с этим нет».
Из нашего разговора я сделал вывод, что как мусульманам Магомеду, его братьям и сестрам живется в Австрии комфортно, но как чеченцам им не хватает дома и родных гор. Многие ездят домой, но мой собеседник не может себе этого позволить, потому что потеряет статус беженца. А возвращаться в Россию, когда у тебя там ничего нет, намного сложнее, чем уезжать в Европу.

Василий Полонский

Комментарии