В 1976 году добровольно ушел из сборной СССР и оставил большой спорт. В 2005 году переехал вместе с семьей во Францию, где и проживает сейчас.

Старший сын Зелимхан - победитель многих турниров и первенств, среди которых: первенство России среди юношей в Перми, международный турнир Александра Медведя, первенство Москвы, фестиваль единоборств в тяжелом весе среди юношей и др. Из-за полученной травмы (перелома грудины) не тренировался три года. После переезда во Францию занялся регби, поскольку борьба здесь не развита. Через несколько месяцев его берут в основную команду. Два сезона он играет в PIA-XIII (команда по регби из города Пиа, что в пригороде Перпиньяна на юге Франции в 40 км от границы с Испанией). Команда выиграла чемпионат Франции и была второй на Кубке Франции. Зелимхан Тунгаев является первым профессиональным регбистом среди чеченцев.

Младший сын Бекхана, Батухан, тренировался совсем мало. В 2004 году на открытом первенстве Осетии среди юношей занял второе место в тяжелом весе. Во Франции перешел на дзю-до и за год тренировок добился определенных успехов, в частности, заслужил черный пояс в тяжелом весе

Немного найдется спортсменов, которые всецело были бы довольны своей спортивной судьбой. Ведь каждый, так или иначе, испытал горечь разочарований от несбывшихся надежд. Но испытания, выпавшие на долю одного из самых ярких борцов своего времени Бекхана Тунгаева, пережили далеко не все спортсмены.Неоднократно побеждая чемпионов Европы, мира, Олимпийских Игр, ему самому так и не довелось стать участником этих соревнований.И вов-се не потому, что не был готов достойно выступить там. Причиной тому были и объективные, и субъективные факторы. Главная «вина» Бекхана, по мнению репрессивных органов тоталитарной страны, заключалась в том, что его дед, Душа Тунгаев, 25 лет служил в царской армии, имел 18 наград, в том числе, три Георгиевских креста. Позже был Председателем сельсовета в своем, воспетом классиком, селе Валерик. Человек честный и достойный, Душа, к тому же, имел независимый и гордый нрав. Таких людей система боялась и по возможности от них избавлялась. В 1938 году Душа Тунгаев по сфабрикованному обвинению был арестован, а затем расстрелян, как "враг народа".

Семья Бекхана Тунгаева была в числе первых, вернувшихся в 1957 году из депортации на свою родину. В Грозном, где стала проживать семья Тунгаевых, в то время было много этнических группировок, которые противостояли друг другу, порою устраивая целые побоища. Бекхан был неизменным участником этих драк.Эта уличная школа жизни в дальнейшем сильно пригодилась ему. И в секцию борьбы он записался, во многом, из-за желания научиться давать отпор своим недругам. Вольная борьба тогда в республике только набирала популярность. Тренировал подростков ныне прославленный тренер Дэги Багаев.Среди первых учени-ков Дэги Багаева были: Гелани Эльдерханов, Ахмед Умишев, Сайд-Хусейн Шамханов, Султан Даудов, Ахмед Джабраилов, Нуради Китаев (дала геч дойла цунна), Султан Магомадов, Алхазур Ильясов, Салимхан Джамалдинов, Бауди Дудуев, братья Кюри и Бекхан Тунгаевы, Сайда Абдулаев, Руслана Мадаев, Мусу Дегберов и многие другие, так или иначе, поднявшие престиж чеченской школы вольной борьбы. Заложенный ими фундамент позже явился залогом ярких побед на мировых чемпионатах Асламбека Бисултанова, Хасана Орцуева, Салмана Хасимикова, Адлана Вараева.

Бекхан от природы был крепким и рослым парнем. Наверное, это передалось от деда: Душа был за два метра ростом и обладал, к тому же, недюжинной силой. Отец Бекхана тоже был сильным человеком. Но, природные данные без тренировок, мало чего стоят. Понимая это, Бекхан пролил на ковре немало пота. Трудолюбие стало его отличительной чертой на протяжении всего спортивного пути. Успех к Тунгаеву пришел очень быстро: менее чем через год занятий спортом, показав очень яркую и зрелую борьбу, он стал победителем первенства республики среди юношей. Преимущество Бекхана над сверстниками было столь велико, что, в скором времени, он стал состязаться со взрослыми и опытными борцами. Так, в 1968 году в городе Орджоникидзе на чемпионате Кавказа по национальной борьбе, 18-летний Тунгаев, положил на лопатки одиннад-цатикратного чемпиона этих соревнований, многоопытного Кадзокова из Кабардино-Балкарии. Причем, до победы на туше счет был 11:0 в пользу Тунгаева. Специалисты борьбы были поражены столь мощной борьбой чеченского борца. Неспроста на этом турнире, в котором принимали участие лучшие атлеты всех республик и краев Кавказа, Бекхан Тунгаев был признан лучшим борцом.

В дальнейшем он еще два раза участвовал и оба раза побеждал в этих соревнованиях. С первых шагов занятий борьбой Бекхан заставил говорить о себе, как о незаурядном борце. Одно то, что звание мастера спорта СССР он получил, всего лишь, после двух лет занятий борьбой, говорит о многом. Тогда же старший тренер сборной СССР Александр Михайлович Дякин пригласил Тунгаева в состав сборной команды Советского Союза. Через год Тунгаев выигрывает чемпионат Вооруженных Сил СССР, победив в решающей схватке бакинца В. Арутюнова – победителя первенства СССР 1969 года. В 1970-м году Тунгаев добивается ещё большeго успеха – в городе Лениногорск Казахской ССР выигрывает первенство СССР среди молодежи, победив в финале представителя Белоруссии Рудермана. Позже, в августе того же года в шведском городе Хускварна, Салман Хасимиков выиграет первенство Европы среди молодежи, а в январе 1971 года он же завоюет в Токио звание чемпиона мира среди молодежи, проторив тем самым дорогу чеченским борцам на мировой борцовский пьедестал.

В 1971-м году Тунгаев в составе сборной команды Советского Союза едет в Тегеран на турнир, посвященный 50-летию шаха Ирана Мохаммеда Реза Пехлеви. Тунгаев весь турнир проводит на одном дыхании, побеждая всех соперников на туше, a среди них были чемпионы Европы, мира и Олимпийских Игр. Венцом его выступления стала победа в финале над действующим чемпионом Европы и чемпионом СССР двух последних лет Геннадием Страховым. Бекхан Тунгаев был назван лучшим борцом турнира. Приз ему вручал Олимпийский чемпион 1956 года Эмамали Хабиби Гударжи, известный ещё и тем, что сыграл главную роль в кинофильмe «Мазандаранский тигр». В 1974 году ему присваивают почетное звание мастера спорта международного класса. В 1970-м и 1971-м гг. Тунгаев побеждает на нескольких международных турнирах соответствующих высшей категории, включая и крупный турнир в Монголии, где в финале, через 5 секунд после начала схватки, припечатывает к ковру призера Олимпиады в Мехико любимца местной публики Пурева Дагвасурена.

И, вполне естественно, что после ряда ярких побед на всевозможных турнирах, Бекхан надеялся поехать в августе 1971 года на чемпионат мира в Софию. Однако в Болгарию пригласили Петра Сурикова, который выступил неудачно, не став даже призером.То, что на чемпионат мира незаслуженно взяли не его, разозлило и раззадорило Тунгаева. Тренироваться он начал с удвоенной энергией. К 1972 году Бекхан подошел, что называтся, во всеоружии. Год был олимпийский, и проявить себя надо было с лучшей стороны. Это и удалось ему сделать, выиграв несколько турниров подряд. Самые яркие победы были в Румынии на Спартакиаде дружественных армий и на чемпионате России в Махачкале. Чемпионат РСФСР Тунгаев выиграл, установив попутно своеобразный рекорд, никем не повторенный до сих пор. Кроме, собственно, золотой медали Бекхан, получил призы во всех пяти номинациях - «за лучшую технику», «за самую короткую схватку», «за волю к победе», «самому обаятельному борцу» (был и такой) и приз «зрительских симпатий». Бекхан планировал также удачно выступить и на чемпионате Европы, но в польский город Катовице тренеры повезли Геннадия Страхова, который и стал чемпионом Европы, победив в финале чемпиона мира прошлого года болгарина Руси Петрова. То, что он, Тунгаев, находится в отличной форме, Бекхан еще раз доказал, выиграв Кубок СССР в Киеве и, в очередной раз, чемпионат Вооруженных Сил СССР, победив в финале на туше теперь уже чемпиона мира и двукратного чемпиона Европы Геннадия Страхова. Однако на чемпионате СССР 1972 года Бекхан проиграл.

Это был первый чемпионат Союза, в котором Тунгаев принял участие. До этого, в силу ряда причин, ему не удавалось там выступить. Но в Минске произошел сбой, который во многом объясняется эмоциональной и искрометной борьбой Тунгаева. В решающей схватке с Маршания, у которого было четыре штрафных очка, Тунгаева устраивала и ничья. До последней минуты схватки сохранялся ничейный счет 2:2. Но просчитывать победные варианты Тунгаев никогда не умел; да и Дэги Багаев эмоционально подгонял своего ученика вперед. И, за несколько секунд до конца поединка, Бекхан неоправданно рискованно пошел вперед и проиграл. Примечательно, что, там же, в Минске, в категории до 82 кг, другой чеченский борец Зайнди Аласханов завоевал бронзовую медаль, став первым среди чеченцев призером союзного чемпионата. А пути Тунгаева и Маршания вновь сошлись в решающем поединке на Тбилисском международном турнире в 1975 году. Снова, как и в предыдущий раз, Бекхана устраивала ничья. И вновь эмоции борца из Грозного и его желание непременно бороться в атакующем стиле сослужили ему дурную службу. Хотя, весь ход схватки этого не предполагал. При счете 11: 0 в свою пользу Бекхану достаточно было набрать один балл, чтобы судьи остановили схватку в виду его явного преимущества. Но он, во что бы то ни стало, хотел тушировать соперника. Незадолго до окончания схватки Бекхан, буквально, за ступню втащил в круг откровенно убегающего от борьбы Маршания и сделал бросок прогибом. Туше! Но что это? Грузинский судья поднимает почемуто руку абхазскому борцу, который, после некоторого оцепенения, стал прыгать от нежданно свалившейся на него победы. А Бекхану оставалось, в очередной раз, размышлять о превратностях судьбы.

Свои претензии на поездку в составе сборной страны на Олимпийские Игры Тунгаев подтвердил на прикидках в Кисловодске, победив своих главных конкурентов, в том числе, москвича Геннадия Страхова и Петра Сурикова из Алма-Аты. Однако в Мюнхен тренерский штаб во главе с Болеславом Рыбалко решил взять бронзового призера последнего чемпионата СССР Геннадия Страхова, посчитав, что его выигрыш прошлогоднего чемпионата мира и апрельского чемпионата Европы дают достаточно оснований рассчитывать на его победу в Олимпийском турнире. Это был серьезный удар для Бекхана Тунгаева, который находился в блестящей форме. Со Страховым Тунгаев встречался пять раз и во всех схватках побеждал на туше. Главный тренер ЦСКА Борис Сиукаев недоумевал: «Гена, ты хоть раз можешь Тунгаеву проиграть по баллам?». Сделать это, правда, было непросто - многие борцы, избежавшие в схватке с ним проигрыша на туше, считали это успехом. Но выбор, в итоге, остался за тренерами. Апатия у Бекхана тогда была страшная. Несколько недель он не заходил в тренировочный зал. И только сильная любовь к борьбе вернула его к активным тренировкам. Между тем, Страхов в финале Игр уступил американскому борцу Бенджамену Петерсону, тому самому, которого Тунгаев победит в Баку в матчевой встрече СССР - США в 1974 году и на международном тбилисском турнире в 1975 году. Если Тунгаева не брали на главные спортивные соревнования, то на всевозможные турниры в составе сборной СССР он выезжал регулярно. Единственно, при условии, что проходили они не в западных странах. К примеру, в 1973 году Тунгаев в составе сборной СССР должен был лететь во Францию на турнир, посвященный памяти Президента Международной федерации борьбы Роже Кулона. Но, в последнюю минуту, выяснилось, что Чечено-Ингушский Обком партии не дает Бекхану «добро» на выезд за рубеж. Вместо Тунгаева в Париж в срочном по-рядке повезли Зайнди Аласханова, который занял там второе место.

Выступая за сборную СССР, Бекхан практически не проигрывал: жажда борьбы и ответственность перед своей страной давали ему дополнительные силы. Тунгаев выигрывал даже тогда, когда это казалось невозможным. В 1973 году в Тегеране на матчевой встрече СССР - Иран, за три минуты до окончания своего поединка, Бекхан почувствовал острую боль в груди. Схватку он с большим трудом сумел довести до победы, но чувствовал себя при этом очень неважно. О своем плохом самочувствии Бекхан решил никому не говорить, – борцы народ стойкий и терпеливый и травмами их сложно удивить. Состояние его, однако, ухудшалось. По прилету в Москву опытный Загалав Абдулбеков, первый Олимпийский чемпион с Северного Кавказа, обратил внимание на белое, как мел, лицо Тунгаева и срочно показал его врачу. Худший прогноз подтвердился – перелом грудины. Непонятно было, как Тунгаев с такой болезненной травмой смог бороться и, более того, победить при этом. На целый год о борьбе пришлось забыть. А ведь Тунгаев надеялся попасть на чемпионат мира 1973 года, который должен был пройти именно в Тегеране, в городе, в котором он ни разу не проиграл. Здесь он был любим и почитаем иранской взыскательной публикой не меньше своих пехлеванов. Естественно, Тунгаев, вполне обоснованно, надеялся стать в счастливом для себя городе чемпионом мира, но серьезная травма перечеркнула все планы. Бекхан, конечно, был расстроен.

Это сейчас, с высоты времени он понимает, что шансов поехать на чемпионат мира у него, практически, не было. И вовсе не потому, что во второй полусредний вес перешел чемпион мира и Олимпийский чемпион Леван Тедиашвили. Хотя грузинский борец и стал, пожалуй, самым серьезным соперником Бекхана. Они встречались дважды. Первый раз на чемпионате СССР в 1974 году в Уфе Леван в упорном поединке выиграл со счетом 5:3. Второй раз их спортивные пути пересеклись на международном тбилисском турнире в 1975 году. Тогда, после мощного броска, Тунгаев тушировал Тедиашвили. Зал замер в оцепенении. Судивший схватку арбитр из США, даже поднял руку Тунгаева. Но тут главный судья, грузин по национальности, подозвал к себе арбитра и объявил, что прием был проведен после окончания времени схватки и присудил победу Тедиашвили, выигрывавшему на тот момент по баллам. Американец показал главному судье пальцем на табло, где отчетливо горели цифры, беспристрастно говорящие, что до окончания схватки оставалась одна минута и сорок девять секунд. Но через мгновенье показания электронных часов сбросили! Американский судья был вне себя от гнева. «Я такого произвола в жизни не видел!», - кричал он. Затем бросив свисток, ушел с ковра. Дэги Багаев едва не разнес судейский стол, но все было тщетно. Представители всех странучастниц турнира свистом встретили объявление судьи о победе грузинского борца. Бекхан понуро стоял в сторонке, когда к нему подошел Тедиашвили со словами: «Не обижайся, это же Тбилиси». Однако надо сказать, что огромный зал, доселе горячо поддерживавший своих борцов, в данном случае безмолвствовал. В Грузии хорошо разбираются в борьбе, и такие постыдные победы людей не радуют. К Левану Тедиашвили никаких претензий быть не может: это великий борец, двукратный Олимпийский чемпион, 4-кратный чемпион мира, неоднократный чемпион Советского Союза и Европы, золотыми буквами вписавший свое имя в летопись мирового спорта.

Обидно другое: Бекхан Тунгаев, боровшийся на равных с такими грандами, должен был иметь куда более благополучную спортивную судьбу. Вынужденный из-за травмы перерыв в спорте Бекхан использовал продуктивно, став в 1973 году студентом первого набора спортивного факультета Чечено-Ингушского Государственного Университета. Возвращение Тунгаева после годичного перерыва на ковер можно считать удачным: сначала он успешно выступил в составе сборной СССР на матчевой встрече с американской командой, затем во второй раз выиграл Кубок СССР, а в июле при жесткой конкуренции, стал третьим на чемпионате СССР в Уфе. Хотя остался и осадок от того, что в самом начале года на командный розыгрыш Кубка мира его не повезли. Иметь сильного спортсмена в команде – это желание любого тренера: ведь у борцов из-за конкуренции повышается работоспособность и самоотдача, да и для спаррингов такой спортсмен незаменим. Поэтому тренеры сборной СССР не хотели, чтобы Тунгаев выпал из обоймы команды. И дали понять, что на чемпионате Европы 1975 года всерьез рассчитывают на него. Бекхан, который в глубине души продолжал верить в торжество справедливости, даже слетал с командой на сборы в Болгарию. После возвращения в Москву, команда уже целенаправленно готовилась к чемпионату Европы. В конце апреля главный тренер сборной СССР Юрий Шахмурадов, разведя руками, объяснил Бекхану, что в такую страну, как Федеративная Республика Германия, где должен был пройти чемпионат Европы,он не может его взять. Вторую полусреднюю категорию вместо Тунгаева представил Петр Суриков.

Перед чеченским борцом вновь закрылись двери серьезного турнира. Эта ситуация имеет трагическую подоплеку: в дни, когда Бекхан находился в Москве, умер его отец, и в Федерации борьбы СССР об этом знали. Но объявили скорбную весть спортсмену из Грозного лишь после того, как окончательно утвердили состав команды, и он туда не попал. К слову, чемпионом Европы 1975 года в праздничный первомайский день стал немецкий борец Штоттмейстер, которого Тунгаев прежде на международных турнирах побеждал неизменно на туше. Серебряным призером стал Павел Курчевский, проигравший Тунгаеву во всех трех проведенных ими встречах, причем два раза на туше. Петр Суриков стал лишь бронзовым призером. Через два месяца на 6-й Спартакиаде народов СССР Тунгаев в который уже раз ощутил на себе судейский произвол. В финале он встречался с москвичом Анатолием Прокопчуком, счет личных встреч с которым до этого был 7:1 в пользу чеченского борца. За несколько секунд до окончания схватки Тунгаев выигрывал со счетом 2:1. Прокопчук, понимая, что шан-сов у него немного, без оглядки кинулся в ноги своего соперника. Ожидавший этого Бекхан сделал контрприем - обратным захватом перебросил Прокопчука через себя. Арбитр показал два балла Тунгаеву, который, посчитав себя победителем, радостно вскинул руку. Но, как выяснилось, сделал он это преждевременно. Главный судья из Москвы, подозвал к себе арбитра, и после долгих споров с ним, присудил два балла Прокопчуку. Все, не только Тунгаев с Багаевым, были в шоке. В зале началась суматоха, едва не перешедшая в драку. Завершил же этот эпизод ставший знаменитым возглас старшего тренера сборной СССР Юрия Шахмура-дова:«Дэги, он же невыездной!». После этой вызывающей предвзятости судей в важной для себя схватке, Бекхан едва не повесил борцовки на гвоздь. Чемпионаты СССР не являлись главным критерием отбора борца на чемпионат мира или Олимпийские Игры.

Сколько было случаев, когда спортсмен, не выиграв Союз, ехал, тем не менее, на главный турнир года и выигрывал его. К примеру, на предолимпийском чемпионате СССР Борис Гуревич в 1968 году и Леван Тедиашвили в 1972 году заняли четвертые места, но это не помешало им поехать на Олимпийские Игры соответственно в Мехико и Мюнхен и выиграть их. Уровень советской школы вольной борьбы тогда был настолько высок, что любой из борцов, входящих в первую шестерку чемпионата СССР, мог выиграть самый сложный международный турнир. Особенно, это касалось тяжелых весов. Зачастую тренеры долго ломали голову, решая, кого послать на те или иные соревнования. В отношении Тунгаева проблема заключалась еще в том, что тренерский штаб подвергался давлению со стороны КГБ. В первые годы выступлений Бекхана это было незаметно, зато в дальнейшем прессинг стал очевидным. Самый наглядный тому пример был в конце февраля 1976 года, когда Бекхан в составе сборной СССР должен был поехать на Кубок мира в американский город Толедо. В начале все шло на удивление гладко: и визу ему дали, и на таможенном контроле проблем не возникло.

Внутри у Бекхана все было сжато до предела. На эту поездку он возлагал большие надежды: ведь после Кубка мира сборная СССР в течение 45 дней должна была провести в 15 штатах матчевые встречи со сборной США, а это была прекрасная возможность проявить себя в предолимпийском году. Бекхан до конца не верил, что сможет улететь с командой в Америку. Но, поднявшись на борт самолета, немного приободрился. «Может справедливость восторжествует», - мелькнуло в голове. Уверенности добавили и товарищи по сборной, которые подходили к Бекхану со словами поздравлений. Окончательно уверовал его в том, что он впервые сможет принять участие в серьезном турнире, тяжеловес Сослан Андиев: «Улыбнись, Бекхан, считай, что ты в Америке», - радостно произнес он. Но, не тут-то было. Буквально за минуту до закрытия люка в самолет вошли двое невзрачных людей и попросили Тунгаева пройти с ними на выход. Главный тренер сборной СССР Юрий Шахмурадов пытался уговорить сотрудников госбезопасности выпустить Тунгаева в Штаты, что называется «под свою ответственность». Но все было тщетно.

Бекхан до сих пор не может без волнения вспоминать этот эпизод, когда в очередной раз рухнули его надежды. На взлетной полосе он от злости разбросал в разные стороны трико, борцовки, спортивный костюм и сумку. Многолетний труд спортсмена оказался грубо перечеркнут системой, цинизм которой не знал границ: ведь она принижала того, кто прославлял ее своими ратными спортивными подвигами. Вечером в новостной программе «Время» сообщили о вылете на Кубок мира сборных команд борцов двух стилей, добавив, что одного борца из-за болезни пришлось оставить дома. За все время проведения Кубков мира – а проводятся его розыгрыши с 1973 года – не было случая, чтобы советская сборная осталась без медалей этого турнира, хотя бы в одной категории. Из-за снятия Тунгаева с рейса и, соответственно, без выставленного борца в категории до 90 кг., сборная СССР в единственный раз в своей истории недосчиталась медали Кубка мира. Бекхан, переживая тяжелую депрессию, неделю не выходил из московской гостиницы. Ведь в Чечено-Ингушетии его провожали в путь с надеждой на большую победу. В республиканских газетах «Грозненский рабочий» и «Комсомольское племя» на следующий день после снятия Тунгаева с рейса, как бы подчеркивая несуразность произошедшего, сообщалось о его поезд-ке на Кубок мира, как о свершившемся факте. Если прежде такие форс-мажоры списывались на нерасторопность и нерадивость работников Обкома партии, отвечающих за подготовку документов на выезд за рубеж, то теперь Бекхану окончательно стало ясно, что все его неудачи – это звенья одной цепи и, что в отношении него проводится целенаправленная политика третирования. Теперь причины, по которым его фамилию неоднократно в последнюю минуту вычеркивали из списков спортсменов, едущих на большие соревнования, окончательно стали ясны.

Размышляя о своих перспективах, Бекхан еще раз всерьез задумался о завершении спортивной карьеры. Годами изнурять себя тяжелыми тренировками, сопряженными с изматывающей сгонкой веса перед каждым стартом, имеет смысл только в том случае, если спортсмен выступает на самом высоком уровне. Но когда заранее знаешь, что при любом раскладе вместо тебя на главный турнир поедет другой, тут уж всякая охота отпадет заниматься такой сложной и тяжелой работой, как спорт. Но не за горами была монреальская Олимпиада и, чтобы потом не корить себя, Бекхан все же решил предпринять последнюю попытку попасть на самый главный турнир в жизни любого спортсмена. Тут необходимо сказать о факторе, сильно принижавшем потенциал Тунгаева. С первых шагов в спорте Бекхан чувствовал, что его «родная» категория - до 100 кг. И ростом и фактурой он соответствовал «полутяжам». Поджарый Бекхан сбрасывать вес мог только за счет потери жидкости, микроэлементов, гликогена, витаминов и других нужных организму веществ. От обезвоживания появлялись неприятные ощущения в области печени, судороги мышц, поднималась температура, трескались пятки, шелушились руки, снижалась сила, исчезала резкость и быстрота. Многолетняя сгонка веса перед каждым стартом изматывает организм до предела. Многие именитые тренеры и спортсмены, включая Болеслава Рыбалко, Александра Медведя и Ивана Ярыгина, видя каких неимоверных усилий стоит Тунгаеву сгонка веса, советовали Дэги Багаеву перевести его в более тяжелую категорию. Иван Ярыгин был особенно настойчив, хотя великолепно понимал, что с переходом Тунгаева в полутяжелую категорию получает в его лице очень серьезного соперника. Ведь мощь его атак он на себе испытывал на многочисленных сборах. Но великие борцы являются таковыми не только из-за спортивных качеств. У Дэги Багаева, впрочем, было иное видение. В категории до 100 кг. он сделал ставку на Хасимикова и Бисултанова. Во втором полусреднем весе, где «варились» Орцуев и Уциев позиции чеченской школы борьбы были послабее. Поэтому и приходилось Тунгаеву перед каждым стартом «сушить» себя на 8-9 килограмм. Чемпионат СССР 1976 года, прошедший в Одессе с 13 по 16 мая, был важным этапом в отборе спортсменов в Олимпийскую команду. Конечно, в итоге, все должен был решить тренерский совет, хотя и он, мы знаем это на примере Тунгаева, не был последней инстанцией. Но мощные козыри в руки спортсменов победа на предолимпийском чемпионате страны давала. Бекхан очень тщательно готовился к этому чемпионату, и перед последними сборами был в отличной форме.

Он понимал, что это его последний шанс сказать свое веское слово в спорте. Но, за месяц до чемпионата, на тренировке случилось страшное. Тунгаев отрабатывал свои «коронные» приемы в спарринге с тяжеловесом Владимиром Паршуковым из Сыктывкара. Обхватив соперника, он стал его резко скручивать. Бросок выходил мощный и амплитудный, но неожиданно нога Тунгаева провалилась и застряла между двумя матами, а тело по инерции продолжило движение… Связки колена оказались порваны. Многие спортсмены после таких травм долго не выходят на ковер, а то и вовсе завершают спортивную карьеру. Но не таков был Бекхан Тунгаев. Слишком часто и сильно била его судьба, поэтому к ее ударам он привык. Перенеся операцию на потом, Бекхан, с жестко перевязанным коленом, морщась от боли при каждом шаге, все же выступил на майском чемпионате СССР. Ногу приходилось постоянно обрабатывать хлорэтилом, несколько раз в день ему откачивали жидкость из колена. Побеждать соперников в такой ситуации ему помогал феноменальный настрой и сильная воля к победе. На пути к финалу Бекхан встретился со своим одноклубником Хасаном Орцуевым, ставшим позже чемпионом СССР, Европы, мира и обладателем Кубка мира. Тунгаев победил в той схватке, но победа эта была пиррова: в одном из эпизодов Хасан сильно задел больную ногу Бекхана, поставив под сомнение его дальнейшее выступление. В финале Тунгаев вновь сошелся с Анатолием Прокопчуком. Их десятая очная схватка, как и предполагалась, выдалась очень напряженной. Боровшийся практически на одной ноге Тунгаев, все же проиграл со счетом 3:4. Проиграл потому, что слишком многие факторы были против него. Побеждать можно соперников, но не судьбу. Бекхан Тунгаев, кометой ворвавшийся в борцовский мир, так же стремительно покинул его. Семь лет провел он в сборной Советского Союза, но так и не получив шанс принять участие в главном мировом или хотя бы европейском спортивном форуме.

В 1976 году он ушел из команды. Ушел, устав бороться с системой и обстоятельствами. Еще год приходили Бекхану вызовы в сборную. Наверное, до него никто по своей воле не покидал главную команду страны. Но его внутренние силы иссякли: борьба с ветряными мельницами, как известно, ни к чему не приводит, кроме как к усталости и опустошению. Бекхан ушел из большого спорта в 26 лет. Тунгаев проводил свои схватки в агрессивной манере, но вне ковра он был общительным, добродушным и остроумным человеком, ставящим превыше всего справедливость. Техническая оснащенность Бекхана действительно была на высоком уровне. Одно то, что он восемь раз на крупных турнирах получал приз «За самую быструю схватку» и неоднократно признавался самым техничным борцом соревнований, говорит о многом. Такие амплитудные броски со стойки, которыми в совершенстве владел Бекхан, были в арсенале далеко не каждого легковеса, не говоря уже о борцах более тяжелых весов. Во время борьбы Тунгаева равнодушных в зале не оставалось, настолько зрелищно он боролся. Как правило, зрители видели не толкотню, а искрометную борьбу с эффектными бросками. Еще одной характерной особенностью Тунгаева была феноменальная гибкость. Двукратный Олимпийский чемпион Сослан Андиев как-то сказал, что гибкости и пластике Тунгаева могут позавидовать даже гимнастки. На судьбу свою Тунгаев в обиде совсем немного.

Спорт оставил ему в наследство множество травм, но он же подарил друзей по всему миру. Бекхан понимает, что у каждого человека свой путь в жизни, и не каждому предначертано быть чемпионом мира. Ведь было же немало спортсменов, которые по своему потенциалу были сильнейшими в мире, однако что-то у них не сложилось. Не реализовав свой огромный спортивный потенциал, Беккхан Тунгаев, тем не менее, вошел в историю чеченского спорта, как выдающийся и легендарный спортсмен и таким останется в памяти своего народа навечно. Останется потому, что исповедовал настоящие, непреходящие ценности: мужество, благородство, великодушие, доброту. А эти качества чеченский народ умеет ценить.


Комментарии