В рубрике: 

Эта книга представляет собой сборник высказываний, извлечений из мемуаров и статей о чеченцах, начиная с эпохи Петра I (т.н. Персидский поход 1722 года) и до наших дней. Таким образом, книга эта своим содержанием охватывает чеченскую историю на протяжении без малого трех столетий, чрезвычайно насыщенных событиями – военными и политическими.

В книгу вошли лишь выдержки и цитаты российских и западных (европейских и американских) деятелей, причем, были отобраны высказывания только широко известных в своих странах и в мире людей – монархов, генералов, политиков, президентов, публицистов, историков. Единственное исключение было сделано для великого чеченского историка и политолога Абдурахмана Авторханова, поскольку он наиболее полно осветил события чеченской истории 20-30 гг. XX века, а российские и западные исследователи, касаясь этого периода, ссылаются преимущественно на его работу «Народоубийство в СССР. Убийство чеченского народа». Поэтому более целесообразным было процитировать первоисточник, а не его переложения или интерпретации. Кроме этого исключения, в представленном сборнике нет ни одного чеченского автора – только российские (включая и некоторых кавказцев на русской службе) и западные. Поэтому получился взгляд на чеченцев и на историю чеченского народа «со стороны», что соответствует второму названию этой книги: «Чеченцы глазами друзей и врагов».

Разные историки по-своему определяют хронологические границы начала и завершения Большой Кавказской войны. Сражения чеченцев с российскими завоевателями происходили еще в конце XVI века, в эпоху Ивана Грозного. Однако, проанализировав представленные историками доводы, можно придти к выводу, что началом Кавказской войны правильнее будет считать первое столкновение северокавказских горцев с регулярными российскими войсками европейского образца во время наступления последних на крупное чеченское селение Эндери (Янд-Аре). Селение это было до основания уничтожено российскими войсками и впоследствии восстановлено и заселено преимущественно кумыками. Именно Эндери можно считать первым селением в ряду многих чеченских населенных пунктов, которые на протяжении этих столетий неоднократно уничтожались российскими карательными отрядами. Что касается завершения Большой Кавказской войны, то постепенное затухание ее приходится на 60-е годы XIX в., а концом ее можно считать 1877 год, когда российские каратели потопили в крови масштабное антиколониальное восстание чеченцев под руководством Алибека-хаджи Алдамова.

Но на самом деле война чеченцев против российских захватчиков никогда не прекращалась и после этого восстания. Ознакомившись с этим сборником, читатель сам убедится в этом. Показательно также, что одни и те же чеченские селения фигурируют в российских военных сводках и XVIII, и XIX, и XX и начала XXI столетий. Таковы Алды, Большие и Малые Атаги, Урус-Мартан, Шали, Автуры, Майртуп, Чечен-Аул, Ачхой-Мартан, Ведено, Гехи, Гойте, Алхан-Юрт, Самашки, Шалажи, Рошни-Чу, Валерик и десятки других. Оценив этот факт, едва ли можно найти более убедительное доказательство того, что освободительная борьба чеченцев против Российской империи во всех ее политических и идеологических ипостасях была в истинном смысле этого выражения Вечной Войной, как еще в 1820 году назвал эту борьбу российский генерал Михаил Орлов.

Представленные вниманию читателей документы, отрывки из мемуаров, высказывания и статьи часто носят ярко выраженный чеченофобский характер. В этих источниках XVIII–XXI вв. чеченцев часто называют «хищниками», «разбойниками», «бандитами», а потом, уже в наше время, и новым термином «террористы». Однако во всех этих ярлыках, навешиваемых на чеченцев, сквозят цинизм и абсолютное бесстыдство их авторов. Невозможно быть нравственно полноценным человеком и обвинять в «хищничестве» народ, который в отчаянной борьбе пытается защитить свою свободу, свою землю, свои селения от имперского завоевания. Эту борьбу даже неравной трудно назвать, потому что соотношение сил было просто несопоставимым: с одной стороны – отряды храбрых, но малочисленных горцев, а с другой – огромная рабовладельческая империя с ее неисчерпаемыми материальными и человеческими ресурсами, позволявшими российским генералам и офицерам не считаться ни с какими потерями «пушечного мяса».

И чтобы понять всю глубину нравственной деградации ненавистников нашего народа, достаточно вспомнить, что не чеченцы пытались завоевать Россию, вырезая население ее городов и деревень; не чеченцы столетиями грабили Россию, уничтожая ее достояние, и не чеченцы устраивали против России геноцидные войны и депортации населения. Все это делала Россия в отношении чеченцев. И поэтому именно к Российской империи – царской, коммунистической и современной – как нельзя более точно подходят все эти определения, потому что суть ее была и до сих пор остается хищнической, бандитской, грабительской и откровенно террористической.

Однако не меньше в этом сборнике и документов иного содержания. Их авторы пытаются объективно оценить происходящее на Кавказе, выразить свое резкое неприятие имперской политики Петербурга–Москвы, понять обычаи, мировоззрение и жизненный уклад чеченского народа, не скрывая своего восхищения его стойкостью и героизмом. Поэтому мы должны ясно видеть разницу между Российской империей и русским народом, лучшие представители которого всегда с сочувствием относились и относятся к борьбе чеченского народа за свою свободу.

По-видимому, будет нелишне пояснить, что постоянно встречающиеся в описании Кавказской войны российские войсковые единицы имели на Кавказе значительно более многочисленный состав, чем в самой России. Например, численный состав полка со времен генерала Ермолова достигал на Кавказе почти 4-х тысяч человек (3600 солдат и 300 унтер-офицеров, не считая офицеров), а численный состав батальона полной комплектации нередко доходил до 1000 солдат. Бригада Кавказского корпуса состояла из 9 батальонов, а численность дивизии значительно превышала 20 тысяч человек. Это уточнение нужно было сделать, чтобы при описаниях боев и сражений, встречающихся в этой книге, читатель имел представление о реальной численности орудовавших на Кавказе российских войсковых соединений.

Помимо этого, читателям, мало знакомым с описаниями Кавказской войны, следует знать, что часто встречающиеся при описании российских войсковых соединений названия «кабардинцы», «кюринцы», «апшеронцы», «ширванцы» и т.д. означают не национальный состав этих полков и батальонов, а те места на Кавказе, где они получили громкую боевую известность или долгое время стояли гарнизонами.

Есть еще один момент, который требует пояснения. В представленных в этой книге документах и воспоминаниях довольно откровенно отмечаются попытки российских генералов поссорить с чеченцами соседние с ними народы – кумыков, аварцев, ингушей, калмыков, осетин, грузин, кабардинцев и т.д. Предпринимались также попытки внести раздоры и в среду самих чеченцев: натравить «мирных» на «немирных». Иногда эти попытки удавались, но чаще проваливались. Тем не менее, несмотря на некоторую деликатность этой темы, было вполне уместно привести несколько примеров таких попыток, чтобы проиллюстрировать фактами имперскую политику России на Кавказе – «разделять, чтобы властвовать».

В России менялись цари, генсеки и президенты, менялось политическое устройство; монархия сменилась большевизмом, на смену последнему пришла демократия, однако главная установка России в отношении чеченцев – «покорить или истребить», сформулированная в свое время императором Николаем I, не менялась никогда, в чем убедятся читатели данной книги. Длительная Кавказская война XVIII-XIX веков привела к гибели более половины чеченского народа. Ненависть коммунистов к непокорным чеченцам стоила нашему народу, по разным оценкам, до 70 процентов погибшими от репрессий, голода и холода во время перевозки в неотапливаемых вагонах для скота в лютые февральские морозы 1944 года. А нынешние войны привели к физическому истреблению до 250 тысяч чеченцев, в том числе 40 тысяч детей до 12 лет. Более 300 тысяч чеченцев, спасая свои семьи от уничтожения, рассеялись по всему миру. “Покорить или истребить” – нет ни одного поколения чеченцев, которое за последние три столетия не испытало бы на себе эту неизменную российскую политику.

Подрастающим поколениям чеченцев нужно знать трагическую, и в то же время героическую историю нашего народа. Знать не для мести, не для ожесточения, а для того, чтобы юноши и девушки, идущие на смену нашему поколению, понимали, какую страшную цену заплатил и продолжает платить чеченский народ за свободу, и чтобы они ценили ее, когда придет долгожданный час освобождения от имперского гнета. А этот час, уверен, не за горами.

И, наконец, хотел бы выразить от себя и от имени Правительства ЧРИ искреннюю благодарность известному чеченскому историку Хасану Бакаеву за сбор и систематизацию обширных материалов, вошедших в эту книгу.

Председатель Правительства ЧРИ
Ахмед Закаев

Комментарии